«Ближний круг»

Ближний круг

«Откладывая на будущее, всегда имеешь успокаивающую перспективу.»

А.С.Кончаловский, "Возвышающий обман", М.,1999

Том Хольс, Лолита Давидович, Боб Хоскинс, Александр Збруев, Федор Шаляпин мл., Бесс Мейер, Мария Виноградова, М.Кононов, Е.Германова, И.Купченко, Владимир Кулешов, О.Табаков, В.Ларионов, А.Феклистов, В.Стеклов, А.Липков, Л.Матюшина, А.Филиппенко, А.Пашутин.

Год: 1992
Страна Италия – США – Россия
Творческая
группа
Сценарий - Андрей Кончаловский, Анатолий Усов
Оператор - Энно Гуарниери
Художник - Владимир Мурзин, Джионни Джиованиони
Композитор - Эдуард Артемьев
Звукооператор - Жан-Клод Маре
Продюсер - Клаудио Бонивенто
Андрей Кончаловский
Технические
данные
"Уно Интернейшнл" - "Коламбия" - "АРК-фильм" ("Мосфильм"), 132 мин., цв, 14 ч., 1:1.85, долби

«Ближний круг» – это из терминологии «девятки», Девятого управления, охраны Кремля. К этому кругу принадлежали люди, входившие в непосредственный контакт со Сталиным, всего 29 человек. Главный герой - киномеханик Иван. Он крутит кино для Сталина и его окружения. Дело свое старается делать хорошо: чтобы лента не рвалась, чтобы изображение было отчетливым. Сталина он видит вблизи, в интимном кругу, искренне почитает его, обожает, боготворит.

Это фильм не об ужасах сталинизма. Это история жизни человека, который готов отдать Сталину свою жизнь. Когда после самоубийства жены в обморочном сне Иван встречает Сталина, он не винит его в её гибели. Он лжет Сталину, что всё хорошо. Он не хочет расстроить своего любимого вождя. И в этой искренней наивности заключена трагедия – и героя, и Сталина, и всей русской нации.

Биография фильма

Как-то, еще в конце 60-х, один знакомый киномеханик, работавший в Госкино, неожиданно обронил: «Что мне министр, я у самого Сталина киномехаником был». От неожиданности Андрей Кончаловский сел на стул. И попросил рассказать киномеханика о своей юности, о том, как попал к Сталину, о впечатлениях, вынесенных за годы работы в Кремле. Конечно, тогда в 60-е и подумать было нельзя, чтобы поставить об этом картину. Но идея не отпускала. И только в годы перестройки, когда тема сталинизма стала доступной, режиссер вернулся к своему замыслу и сделал фильм об этой эпохе.

Прототипа главного героя, настоящего киномеханика Сталина, звали Александром Сергеевичем Ганьшиным. Он консультировал Кончаловского, увидел фильм готовым и даже съездил на фестиваль в Берлин на премьеру.

Кончаловский долго раздумывал, кого пригласисть на роль Сталина. Конечно, сначала предлагали грузинских актеров. Но вот однажды в кинохронике режиссер нашел поразивший его кадр: Сталин сидит в президиуме, вдруг его взгляд резко меняет направление. Глаза вмиг становятся рысьими. Он понимает, что кто-то к нему приближается, но еще не оценил, кто. И тут к нему подходит женщина из Узбекистана, сборщик хлопка. Лицо Сталина снова мигом меняется, становится добрым, отеческим. Вот это хищное выражение, вмиг меняющеесяя на маску доброты, настолько впечатлило Кончаловского, что он решил найти актера с тем же рысьим взглядом. Пригласили Александра Збруева. Придумали сложный грим, чтобы добиться портретного сходства. Сам актер внешне мало был похож на Сталина. Но у него был тот самый «рысий» взгляд...

Сделав «Ближний круг», от многих Кончаловский услышал, что опоздал с картиной – мол, «тема отработана». Но это наивное поверхностное утверждение! Сам Кончаловский считает, что со своей картиной вышел очень рано. Это фильм не о том, что пришлось пережить и испытать людям в сталинское время. Это фильм о причинах, это время породивших. Без Иванов, наивных честных людей, а таких в России миллионы!, не было бы Сталина. «Иванизм» породил «сталинизм».


Героя "Ближнего круга" я впервые встретил в 1967 году, когда запрещали "Асю Клячину". Тогда я и мечтать не мог, что он станет героем моей картины.

  • Александр Збруев (исполнитель роли Сталина) о работе в фильме

    «Я могу рассказать один случай со съемок 'Ближнего круга'. Мы снимали в Кремле. Был обеденный перерыв. И я не мог обедать, потому что весь был заклеенный: парик, усы, немножко подкладывали вокруг шеи, чтобы шея была поплотнее и пошире. Я вышел во двор Кремля. И тут машина выезжает, такая политбюровская машина. А я хожу, что называется, в гриме Сталина. Немножко даже походочку эту делаю, там руку держу. И так вот машина проезжает мимо меня. Быстро, быстро, так… Потом разворачивается и медленно, медленно подъезжает к тому месту, где я нахожусь, открывается оттуда окно. Такой человек в форме говорит: 'Здравствуйте, Иосиф Виссарионович'. И машина уехала дальше. Я это не воспринял серьезно сначала. А потом я понял, что по всей вероятности, я шел в этот момент в обеденный перерыв, и сам себе наговаривал текст, и сам как бы репетировал то, что мне предлагал Андрей Кончаловский. В этой походке, в этом образе. И поверили. И знаете, когда я шел по Мосфильму, в гриме Сталина, у меня было ощущение, что люди немножко… смотрели. Вот чуть серьезнее, чуть как-то так вот, вот прошел Иосиф Виссарионович...»


  • Виктор Божович, "Искусство кино"

    "Ближний круг" – это яркий, броский, с профессиональным блеском выполненный муляж, муляж ситуаций, характеров, обстановки, бытовых реалий. Внешняя достоверность, материальность фактуры, подлинность деталей при отсутствии реального жизненного наполнения: как муляжные фрукты – совсем как настоящие, но есть нельзя.

    "Ближний круг" есть не что иное, как поздний образец социалистического реализма и в этом качестве естественно вписывается в панораму постсоветского кино, рвущегося переводить образы, темы, факты отечественной действительности на язык западного массового киноискусства".


  • Лев Аннинский, "Московские новости"

    "Это часть нашей жизни, нашей памяти, нашей души... Чистое чудо кино: картина по почерку совершенно западная, а боль – наша".





  •