Дворянское гнездо

Дворянское гнездо

«Кино безжалостно, потому что слишком конкретно. Задача режиссера в кино — оставить пространство для фантазии.»

А.С. Кончаловский, 'Культура', 2 марта, 2000 г.
Ирина Купченко, Леонид Кулагин, Беата Тышкевич, Тамара Чернова, Виктор Сергачев, Василий Меркурьев, Александр Костомолоцкий, Мария Дурасова, Владимир Кочурихин, Сергей Никоненко, Никита Михалков, Николай Губенко, Нонна Терентьева, Елена Тяпкина.
Год: 1969
Страна СССР
Творческая
группа

Сценарий - Валентин Ежов, Андрей Кончаловский
Оператор - Георгий Рерберг
Художники - Александр Бойм, Николай Двигубский, Михаил Ромадин
Композитор - Вячеслав Овчинников
Звукооператор - Раиса Маргачева
Монтаж - Л.Покровская

Технические
данные
"Мосфильм", 111 мин., цв., 11 ч., 3040 м.

В центре фильма – история глубоко личная и трагическая. Герой – Лаврецкий – приезжает из Парижа на свою малую родину, где и встречает девушку Лизу. Между ними возникает симпатия, потом любовь. Но они боятся признаться в этом, потому что Лаврецкий связан узами брака. Надежда на счастье и отчаяние от его невозможности… Что такое долг перед близкими, самоотречение, жертвенность? Есть ли у человека духовные корни, Родина, нужна ли она ему и зачем? Вечные вопросы – логически неразрешимые, недоказуемые, и потому всегда притягательные для большого режиссера, который пытается на них ответить силами искусства. По роману И.С.Тургенева.

Биография фильма

Шел 1967 год. В Москве на фестивале показали «Леопарда» Висконти. Андрей Кончаловский подумал: хорошо бы снять что-то красивое, цветастое, с большими бабочками и шляпами. Например, Тургенева. Впрочем, Кончаловский тогда был режиссером запрещенного фильма про Асю Клячину! Поэтому когда его вызвали в Госкино и спросили: «Не хотели бы снять классику?», это было как чудо. Так появилась идея экранизировать «Дворянское гнездо». Сказав «да», Кончаловский сначала перечитал роман и пришел в ужас. Сентиментальный язык, романтические пейзажи, идеализированные герои. Начал читать всего Тургенева, чтобы перетащить в роман то, чего в нем не хватало. Ведь существует два Тургенева. Один – певец дворянских гнезд. Другой – великий художник, пешком исходивший десятки деревень. Режиссеру хотелось соединить два стиля в одной картине. Создать мир цветов, сантиментов, красивый, роскошный – такой торт со взбитыми сливками. А потом хорошенько шлепнуть кирпичом по розовому крему. Баре и мужики: между ними пропасть. В этой пропасти истоки судьбы России. Для картины Кончаловский попросил на «Мосфильме» троих лучших художников. Николай Двигубский делал Париж, Михаил Ромадин – имение Калитиных, Александр Бойм – имение Лаврецких. Чуть позже в картине появился четвертый художник – Рустам Хамдамов. На роль Лизы пробовалось бессчетное количество красивых девушек. Среди других пришла девочка из вахтанговского училища – огромные серо-голубые глаза-блюдца, нос уточкой… Ирина Купченко – впоследствии она стала известной актрисой, которую открыл Андрей Кончаловский. На роль жены Лаврецкого пригласили польскую звезду Беату Тышкевич. Она была здесь на месте – светская львица, сливочные плечи, парижский лоск. На съемках произошел такой случай. Начали репетировать. Кончаловский чувствует, не то. - Понимаешь, нужно плакать. - Я никогда не плачу. Не знаю, как это делается. Режиссер взял актрису за плечи и тряханул. Она побелела. Надулась. Губы распухли. Оператор снял три отличных дубля. Беата потребовала билет и уехала. Прошло два месяца. Нужно было снимать другую сцену. Актриса вся потная от волнения. Боится, что опять начнется рукоприкладство. Мотор! Идеальный дубль. Никаких проблем. Актриса раскрылась. Варвара стала её лучшей ролью… «Дворянское гнездо» получилось картиной очень живописной, красивой. Естественно, на неё обрушился поток грязи. Поэт Евгений Евтушенко на съезде писателей сказал: «У меня еще не зажили рубцы от плетей и батагов, а в это время режиссер Кончаловский занимается восхвалением помещичье-крепостной России»! Но был уже конец 60-х – воздух пах свободой. Режиссеру было смешно, не страшно. Текст романса «Ивы», который звучит в фильме, написан матерью А.С.Кончаловского писательницей и поэтессой Натальей Петровной Кончаловской.


«Все время съемок "Дворянского гнезда", просыпаясь утром, я, не открывая глаз, доставал из-под кровати бутылку коньяку. Только выпив полстакана, я освобождался от ужаса предстоящего дня и начинал соображать, что буду снимать сегодня: как делать эту картину я абсолютно не представлял».

Из книги А.С.Кончаловского «Возвышающий обман» (1999)

«К «Дворянскому гнезду» отношусь неравнодушно, трогательно о нем вспоминаю, хотя и вижу, насколько картина не получилась – по отношению к задуманному. Удалось выстроить атмосферу имения, дворянского быта. Но все дело в том, что строил я её для того, чтобы потом показать грубость русской жизни, её изнанку. Смонтировав картину, я подумал, что финальная новелла – сцена в трактире – не нужна. Неверно её снял. Мало того, что я её отрезал, - отдал на смыв. Возобладал страх. Может быть, этот страх помешал мне сделать мои шедевры – страх переступить черту дозволенного. Все время я писал в своих дневниках: «Перешагнуть черту» - и никогда её не переступал. Следовал здравому смыслу. Слишком много во мне его оказалось. А шедевры создаются тогда, когда о здравом смысле забываешь».


  • Михаил Ромадин, художник, о работе над фильмом «Дворянское гнездо»:

    «Андрей - хитрец большой. Он пригласил лучших художников и мы там друг перед другом ломали копья. Каждый старался как мог. И не показывал друг другу эскизы. И когда на Мосфильме вывесили наши работы, это было паломничество. Туда ходили все! Как человек умный, как замечательный организатор, он создал такую систему конкуренции, подстегивал нас. Из моих декораций мне больше всего нравится комната Марфы Тимофеевны. Завешанная маленькими картинками, где она отдыхает на каком-то старом диване. Андрей был доволен результатом. Пускай знают, как жили в России, - так он говорил. Работая с Андреем, я понял, что такое кино. Я понял: чтобы делать цветное кино, нужно цвет не в декорации делать. А делать в смене кадров разноцветных. И получится некое подобие живописи. Только растянутой во времени».


  • Альберт Джонсон, 1969 г.

    "Переливы света у Кончаловского превосходят лучшие работы фон Штернебга, и цветом он пользуется как великий художник".


  • Ст. Рассадин, "Советский экран", 1969 г.

    «Если бы изобрели машину времени, если бы стали возможными экскурсии в Россию XIX века, "Дворянское гнездо" Кончаловского был бы для этого экскурсионного бюро прекрасной рекламой».





  •