21.12.2007 - "НЕПОНЯТЫЙ УЧИТЕЛЬ"

21.12.2007 - "НЕПОНЯТЫЙ УЧИТЕЛЬ"
Издание: 21.12.2007
Место: "Аргументы недели", еженедельник

«Ленин - мой ученик, который у меня ничему не научился...»

Г.В.Плеханов

Помню, ничего не было в институте более занудного, чем лекции по марксизму. Преподаватель механически повторял абстрактные формулировки – «товар – деньги – товар», «диктатура рабочего класса», «базис – надстройка» и на экзамене нужно было, кстати, употребить и разъяснить эти формулы. Знал ли и понимал ли я тогда марксизм? Конечно, нет, и всё, что было тогда заучено, мгновенно выветривалось из головы. Марксизм мы терпеть не могли, думаю, как и большинство советских граждан, которые в обязательном порядке были изучать теорию общества и псевдонауку, не имеющую ничего общего с обществом, в котором мы жили. Полагаю, если бы преподаватель научного коммунизма заявил с кафедры, что ленинизм-большевизм не имеет ничего общего с марксизмом, а проклинаемые ревизионисты и еврокоммунисты и есть настоящие марксисты – аудитория мгновенно проснулась. И мы кинулись бы изучать марксистские труды, а преподаватель загремел бы в «психушку», либо, в лучшем случае, в сельскую школу. И это в либеральное время оттепели! В СССР если кто и разбирался в марксизме, то «молчал в тряпочку». И надо откровенно признать – мое поколение не знает марксизма, не говоря уже о молодых.

Когда рухнул Советский Союз и появилась свобода идей, прежде всего принялись «топтать» Маркса и его учение. К этому оголтелому – не могу найти другой характеристики – отрицанию марксистской теории приложил руку уважаемый человек, покойный академик Александр Яковлев. Марксизм был «смешан» не только с ленинизмом, сталинизмом, но с расизмом, фашизмом и прочими ужасами тоталитарного ХХ века, - хотя я теперь понимаю, что к марксизму все это имеет очень отдаленное отношение. Как говорится, пуганая ворона куста боится...

Особенно абсурдно выглядел в 1992 году так называемый «процесс по делу КПСС». Партократы, бедные и перепуганные, сидели перед торжественным судьями, ни сном, ни духом не понимая, в чем их будут обвинять. Они-то о Марксе знали только то, что у него была борода и друг Энгельс, а об учении марксизма – что оно «вечно, потому что верно». Обвинять Маркса и марксизм в преступлениях Сталина или зверствах Полпота – всё равно, что судить Христа и христианство за террор инквизиции или зверства еврейских погромов. Итак, с марксизмом простились в России легко, потому что его никто не знал.

Одной из зазубренных в институте формулировок была – «Плеханов не понял большевистской революции и предал Ленина». Вот о Плеханове я и хотел бы напомнить вам, друзья мои.

В декабре этого года – юбилей: 150 лет со дня рождения Георгия Плеханова, первого русского марксиста. Как-то мне попалась заметка, что 9 июня 1918 г. на похоронах Плеханова были все – и меньшевики, и кадеты, и эсеры, и правые – не было только большевиков. Мне это показалось странным, и я заинтересовался личностью «первого русского марксиста». И тут я обнаружил, что именно Плеханов, опираясь на марксистскую теорию, первый высказал мысль, которая меня мучила последние четверть века – «Россия не созрела для демократии». Именно Плеханов убеждал Ленина в том, что русская история еще не создала социальных и экономических предпосылок, способствующих возникновению гражданского демократического общества. Ленин в то время категорически отмел аргументы своего учителя и обвинил его в «трусости». Плеханов написал тогда: «…В марксизме Ленина не устраивает только одно, что НУЖНО ЖДАТЬ, пока созреют объективные условия…». Забавно, что именно это же не устраивало ни Чубайса, ни Явлинского, ни Новодворскую в их желании поскорее «обустроить» Россию. И сегодня наши «раскрепощенные» умы не понимают, что эта идея основателя русского марксизма все так же актуальна, как и сто лет назад.

Парадокс - но сегодня те, кто уверовал в необходимость либерализации системы, кто обвиняет меня в консерватизме и реакционности, по существу сами того не замечая, проповедуют ленинский максимализм и нетерпение в отношении исторических процессов. Глядя на общественно-политические процессы последних двух десятилетий, я пришел к убеждению, что марксизм еще рановато списывать со счетов. И происходящие в мире политические движения, особенно в Латинской Америке, меня в этом убеждают. Почему там движение идёт в сторону марксизма? Потому что они поняли, что соблазн глобального капитализма, который им мерещился в 80-е годы прошлого века, кончился катастрофой, ибо вся глобализация привела к обнищанию и выкачке капиталов империалистами. Это было сделано не Америкой, а транснациональными компаниями, то есть диктатурой. Диктатурой денег. Получается, что незаметно для себя из оголтелого антикоммуниста я превратился в неомарксиста. Вот чудеса!

Но в России, когда я говорю, что марксизм не только не умер, но его время приходит, - на меня смотрят как на сумасшедшего или как на сноба. Они просто не понимают, что такое «марксизм» и для чего он нужен.

И как ни парадоксально, но, растоптав марксизм, наши политики не предложили взамен никакой идеологии, кроме невнятных фраз о «благе народа и социальном государстве». И если в СССР была какая-то политическая наука, подсказывающая вопреки господствовавшей большевистской идеологии прагматические решения, то сегодня у нас ее просто нет. Нынешняя политическая мысль не знает, что «хорошо» и что «плохо». За исключением, конечно, слепого отрицания марксизма и социализма – будто мы и вправду знаем, что это такое на самом деле. Российские коммунисты тоже вроде не очень просвещены теорией Маркса. Даже им не хватает ни зрелости, ни смелости сказать народу простую и горькую истину, высказанную когда-то русскими марксистами – народ к демократии пока еще не готов. Да, Владимир Путин намекнул как-то, мол, дорога к правовому государству будет длинной… Но где научное обоснование этих слов?!

Более того, оказалась выброшенной терминология марксизма, без которой вообще не существует современная экономика и политика. Ведь марксизм открыл не только классовую теорию, но и создал терминологический язык, без которого не обойтись даже самым ярым либералам от экономики.

Думаю, неплохо было бы вспомнить о той роли, которую сыграл и мог бы сыграть в развитии современного русского государства Георгий Валентинович Плеханов - философ, русский мыслитель, один из основоположников социал-демократизма, первый пропагандист марксизма в России. Никто уже не помнит, что Плеханов боролся против Ленина, что он пророчески предупреждал о губительности политического нетерпения, которое обернется невиданными ужасами и приведёт к такой диктатуре, которой ещё не видывал мир. «…Несвоевременно захватив политическую власть, русский пролетариат не совершит социальной революции, а только вызовет гражданскую войну...», - писал Плеханов. В этом и есть сила марксизма - его анализ говорит о неготовности России для демократии. А если Россия не созрела для демократии, то какая ещё может быть власть кроме авторитарной? Других нет – или авторитарная, или демократия. Выходит, сегодня говорить о демократии в России – значит быть ленинцем, или, простите, троцкистом. Но ещё не поздно, можно сказать, самое время постараться постигнуть не понятого в свое время учителя...


Комментарии (0)